День, когда мы получили ПМЖ Австралии — Emigrantista

День, когда мы получили ПМЖ Австралии

Я помню этот день и каждую эмоцию, пережитую в нём.

Сквозь сон услышала, как прозвенел будильник мужа — 8 часов. «Могу ещё поспать, пока он будет в душе», — подумала я и отрубилась дальше.

Не знаю, сколько ещё мне удалось пребывать в объятиях Морфея, но вдруг кровать подо мной заходила ходуном, а меня неистово трясли за плечи. Муж прыгал в кровати и кричал: «Дали! 26 БЭ дали! Собирайся! Мы переезжаем! СО-БИ-РАЙ-СЯ!»

Спросонья я ничего не понимала. Что происходит? Зачем происходит? Кто переезжает? Куда? Зачем? И вообще, не тряси меня пожалуйста.И вдруг….. О, Нееееет!

Резко перевела себя в вертикальное положение. Схватила телефон. На экране мигала иконка полученного email’a. Пошёл адреналин. Зрачки расширились. Посмотрела — От правительства Австралии. Сглотнув, открыла. Проскролила вниз до вложения. Господи….у меня задрожали руки…

«Notification of grant of a Skilled — Nominated (subclass 190) visa. Asya Kvasina — Visa Granted! Must Make First Entry to Australia Before 16 November 2017» — т.е. на всё про всё дали 2 месяца.

Меня затрясло. Начался лёгкий тремор рук. Я отчетливо услышала, как что то внутри меня упало и покатившись, пробило реечное дно кровати, дальше пол, соседский потолок и так вниз с 5 этажа и в подвал. Мне вдруг стало безумно страшно. Мне за свою задницу в 90е не было так страшно, как стало 4 сентября 2017 года. Муж продолжал счастливо бесноваться в кровати.

Вот так, ровно 2 года назад, мы узнали, что получили вид на жительство в Австралии.

Эмоции зашкаливали

Тогда ещё никто на всём белом свете не знал, что мы подали документы на эмиграцию, даже родители. Мы никому не говорили не потому, что суеверные. Отнюдь нет. Просто не хотели лишних, изматывающих вопросов со всех сторон.

В тот момент эмоции внутри зашкаливали. Это как в Матрице, когда тебе дали на выбор две таблетки, попутно объяснив, что при выборе красной случится неминуемый апокалипсис и твоя ламповая жизнь уже никогда не будет прежней, но зато ты будешь свободным! Да и вообще, таблетка эта подходит не всем и выбирать её совсем не обязательно.

И с установкой, что лучше попробовать и пожалеть, чем пожалеть не попробовав, ты выбираешь именно красную, бл***. Глотаешь её. И тут, собственно, и приходит осознание масштабов звездеца. И ты такой: «А может не надо? Как сделать так, чтобы всё обратно рассосалось? Ну нах, эту Австралию! Может вернём все назад, а? Что скажешь, родной?»

Но эмиграционный локомотив уже набрал обороты и ты понимаешь, что прыгать с него прочь нет ни возможности, ни желания. Слишком много сил вложено, а денег потрачено. Это тебе не на зимовку в Тай сгонять.

Чего я боялась

Есть такой замечательный, постсоветский фильм — «Окно в Париж». Там есть сцена, когда один из главных героев, узнав, что портал в Париж завтра закроется, решил стать «невозвращенцем» и остаться в городе Любви навсегда. Лежа в старой, советской палатке, на одной из Парижских крыш, ему приснился кошмарный сон, что в Париже он — бомж.

Ходит в грязной, вонючей, рваной одежде. Просит подаяние на улицах, спит в подворотнях в ворохе старых газет, дерется с местными аборигенами за пропитание и под мостом ловит лягушек на обед.

У меня в голове крутилась ровно такая же картина. Только я представляла, что буду спать в коробке из-под холодильника. Я назвала это «эффект коробки из-под холодильника».

Он сидел во мне, стучал у меня в висках, душил по ночам. Эти эмоции, этот страх и сильный стресс испытывает каждый эмигрант. От больших, взрослых дядек до детишек, собак и котов.

Это нормально. Так должно быть. И если кто-то вам будет рассказывать, что не испытывал такого, то он врёт и прежде всего самому себе.

Я смотрела на собственную квартиру, залитую солнцем и меня трясло. Я не верила, что мне надо собственными руками продать наше уютное, родное и любимое гнёздышко, которое мы сделали под себя из убитой, старой, Советской халупы. Продать то прекрасное, что мы создали и где переживали радости и горести, устраивали тусовки с друзьями, любили и были любимы, в которой мы были счастливы. Вот так взять и продать этот жизненный пласт в короткие 2 месяца, чтобы теперь строить новую жизнь где-то в другой, непонятной, Австралийской матрице, на противоположном конце света!

Я бродила из угла в угол не понимая, за что хвататься. Как всё успеть за 2 (!!) месяца!? Получится ли на новом месте? Сбудется ли? «Эффект коробки» ходил за мной тенью отца Гамлета.

Параллельно в голове роились мысли: Как сказать родителям? Друзьям? Коллегам? Кошку! Куда девать кошку? Как без неё там?! Невозможно! Меня колотило.

Я помню реакцию родителей. Я помню реакцию знакомых и самых близких друзей. Кто то даже всплакнул. Но спасибо всем, обстановка 2 последних месяца перед отъездом была очень поддерживающая. Наполненная теплом, любовью и горечью расставания.

Наш отъезд

7 ноября 2017 года, в годовщину Великой Октябрьской Социалистической Революции, с одним чемоданом, спортивной сумкой и рюкзаками за спинами, мы покинули Родину.

Оглядываясь назад, я смело могу сказать, что опыт нашей эмиграции и устаканивания на новом месте был и есть более менее лёгок, быстр и не побоюсь этого слова — успешен. Мы пошли в all in на фулл-хаус’е и выиграли, что весьма неплохо для начала.

Не подумайте, я не хвастаюсь, я просто анализирую пройденные этапы и факты на выходе. Мне кажется, на новом месте мы приложили ровно половину тех усилий, которые собирались.

Жалеем ли мы о содеянном? Абсолютно нет. Стоило оно того? Однозначное ДА. Гордимся ли мы собой? Несомненно. Повторили бы мы тот путь, который прошли? Безусловно. Собираемся ли останавливаться на достигнутом? Отнюдь.

Как там у Шуфутинского: «Я календарь переверну и снова третье сентября!» Но только для меня точкой отсчета навсегда останется 4.09.

Оглавление

Читать ещё

Добавить комментарий

53525086

Этот сайт использует cookies, вы не против?

Подпишитесь

Чтобы ничего не упустить